Белорусская информационная компания
Адрес страницы: https://belapan.by/archive/2017/10/17/925275/
Дата распечатки: 05.04.2020 00:20
17.10.2017 13:22 Общество

Окончательная причина смерти солдата Геннадия Сорокина в воинской части в Березе пока не установлена

Минск, 17 октября. Окончательная причина смерти солдата срочной службы 23-летнего Геннадия Сорокина в воинской части 48684 в Березе (Брестская область) пока не установлена — назначена дополнительная экспертиза, сообщил БелаПАН его брат Алексей Сорокин.

Геннадий Сорокин погиб 2 сентября. Следственный комитет проводит проверку по факту смерти. Родные Геннадия обращают внимание на то, что до призыва в армию у него были проблемы со здоровьем.

Сорокин окончил университет, по распределению работал инженером на Минском моторном заводе, однако через три месяца отправился служить. Курс молодого бойца прошел в Барановичах, там же принял присягу. Затем его на месяц отправили в Брест, а дальше молодой человек проходил службу в воинской части 48684 в Березе.

"Летом они траву косили вокруг базы, собирали руками одуванчики, белили бордюры. Потом его стали отправлять в боевое дежурство на вышке. Там он и умер", — рассказал брат погибшего.

Родным солдата сообщили, что 2 сентября Геннадий заступил на пост в 13.00, через два часа его должен был сменить напарник. Каждые полчаса солдаты по рации должны докладывать об обстановке. Последний раз Сорокин вышел на связь в 14.30. Его тело обнаружил напарник, который должен был следующим заступать на дежурство. Прибывшие медики в 15.08 констатировали смерть. Родным позвонили ближе к 17.00. В 20.00 родственники уже были в воинской части, но им сказали, что Геннадия сняли с вышки и отвезли в морг. "Нас в морг не пустили, — поясняет Алексей Сорокин. — Нам сказали, что рабочий день окончен, врач ушел, поэтому нас никто не пустит. Два дня мы сидели в незнакомом городе, до понедельника, в полном неведении. Это было худшее время для нас".

По словам брата, изначально в документах указано, что причиной смерти стал оторвавшийся тромб. "Но когда провели вскрытие, пришли к выводу, что тромба не могло быть, поскольку сердце и сосуды в норме. Специалисты взяли образцы для более глубокого изучения, но предварительной причиной смерти назвали эпилепсию и сильные судороги. Для нас это стало полной неожиданностью, потому что у Гены никогда не было таких проблем", — сообщил Алексей Сорокин.

Родные погибшего утверждают, что у него были нелады с сердцем — тахикардия. "В медицинских карточках есть кардиограммы, которые это подтверждают. Мы считаем, он вообще не должен был служить, непонятно, как его признали годным. Кроме того, есть вопросы к тому, как оказывалась первая помощь. К сожалению, следователь от нас только отмахивается, нам ничего не поясняют", — отметил брат.

По его словам, Геннадий на службу особо не жаловался: "Такой дедовщины, как в Печах, у них не было (сообщения о дедовщине появились после того, как в воинской части под Борисовом нашли повешенными двух солдат. — БелаПАН.)".

Родные Сорокина написали заявление в Следственный комитет, по делу проводится проверка, подробных данных экспертизы пока не поступало.

"Мы хотим услышать ответ, почему умер Гена, — подчеркнул Алексей Сорокин. — Два месяца ему оставалось отслужить, у него были планы на будущее. Так не бывает, чтобы человек просто так умер, ему же всего 23 года было".

О смерти Геннадия Сорокина стало известно спустя месяц. Родные решились рассказать об этом, когда узнали о трагедиях в Печах, где за полгода повешенными нашли двух солдат. Ни Следственный комитет, ни Министерство обороны оперативно не сообщали, что 2 сентября в воинской части в Березе погиб солдат. Данный факт в этих ведомствах подтвердили лишь после того, как о смерти Геннадия сообщили его родные.
Адарья Гуштын, БелаПАН.

Авторизация

Логин:
Пароль:

Архив

  • день
  • месяц
  • год

Сюжеты


© 2000 — 2020 БелаПАН. Все права защищены.
Вся информация, размещенная на данном сайте, предназначена только для персонального использования и не подлежит дальнейшему воспроизведению и/или распространению в какой-либо форме, иначе как с письменного разрешения БелаПАН. Минск

.239